Мы помогаем студентам с дипломными, курсовыми, контрольными Узнать стоимость

Коллизионные нормы права собственности

    В праве собственности почти невозможна определенная международная унификация существующих гражданских материально-правовых норм. Важную роль в регулировке права собственности, а также прочих вещных прав, которые связаны с зарубежным правопорядком, на сегодняшний день играет национальное коллизионное право.

    По отношению к недвижимости действует принцип, который говорит о том, что право собственности на подобное имущество подчиняется закону места нахождения вещи – то есть «К вещным правам на имущество недвижимого характера применяется право места, в котором оно находится» (тридцать шестой параграф Закона о МЧП Китая). Данным законом определяется содержание права собственности на недвижимость, форму, порядок, а также условия перехода вещных прав. Это коллизионное начало считается преобладающим.

    Замечание 1

    По отношению к участкам земли закон места расположения вещи действует в полной мере жестко. Закон места расположения вещи регулирует также форму сделок о вещных правах на недвижимость.

    Еще более трудным можно считать решение вопроса коллизионного регулирования имущества движимого (ценные бумаги, права требования, личные вещи, транспортные средства). Во многих государствах исходный коллизионный принцип определения вещных прав на абсолютно любое движимое имущество – это закон места расположения вещи, который утверждает, что возникновение и возможное прекращение вещных прав на имущество всегда устанавливается правом страны, в которой находится это имущество (согласно статье двадцать один Закона о МЧП Азербайджана).

    Замечание 2

    Порядок управления общей долевой собственностью неизменно подчиняется строго закону места нахождения данного предмета общей собственности.

    Вещно-правовой статут призван решать вопросы классификации вещей, а также их разделение на движимые и недвижимые, реальную способность выступать в роли объекта права собственности, а также прочих существующих вещных прав, содержание права собственности и прочих вещных прав, порядок и способы возникновения, дальнейшего перехода и, соответственно, прекращения вещных прав, точный момент перехода права собственности. В том случае, если право собственности возникает по закону места нахождения конкретной вещи, то оно сохраняется и, естественно, признается и во время перемещения данной вещи через границу. В каждой из правовых систем строго признается экстерриториальный характер вещных прав. Но, согласно шестьдесят шестой статье Кодекса МЧП Болгарии, при смене места нахождения вещи те права, которые были приобретены на основании права государства, в котором данная вещь находилась, не способны осуществляться таким образом, который способен привести к нарушению права государства, в котором находится ее нынешнее место нахождения.

    Закон места нахождения вещи

    Закон места нахождения вещи определяет точный объем права собственности. Во время перемещения вещи (или вещей) с территории одного государства в иное меняется и содержание официальных прав собственника; не имеет никакого значения, какое именно право применялось в момент возникновения вещных прав и каков конкретно личный закон собственника.

    Замечание 3

    Право собственности на вещь, которая была приобретена за рубежом, признается, но его содержание подлежит определению не законом места покупки и не личным законом покупателя, а законом места нахождения вещи.

    Но на данный момент в отношении вещных прав на движимое имущество допускается некая автономия воли. Согласно параграфу тридцать седьмому Закона о МЧП Китая стороны способны выбрать право, которое применяется к вещным правам на имущество движимого характера. Если же стороны не сделали выбор, нужно применять право места, в котором данное движимое имущество находилось на момент наступления юридического факта.

    Принцип закона местонахождения играет значительную роль и во время разрешения возникающего вопроса защиты добросовестного покупателя. В странах общего права защита такового покупателя против виндикационного иска со стороны фактического собственника определяется законом места нахождения вещи на момент покупки. Во французском праве просматривается тенденция расширительного толкования данного начала – французское законодательство регулирует защиту добросовестного покупателя абсолютно любых вещей движимого характера на территории страны, даже если в конкретный момент предъявления виндикации вещь уже находится за границей Франции. Статья тысяча сто двадцать три ГК Беларуси говорит о том, что к защите права собственности и прочих вещных прав применяется на выбор заявителя право той страны, где сейчас находится имущество, либо же право страны суда.

    Замечание 4

    К защите права собственности и прочих вещных прав на имущество недвижимого характера применяется строго право страны, в которой данное имущество и находится.

    Вещные права на ценные бумаги

    Вещные права на ценные бумаги всегда подлежат особому коллизионному регулированию – то есть применяется именно право места эмиссии ценных бумаг. Оно охватывает как само право на ценную бумагу, так и, соответственно, вытекающее из нее право собственности. В статье пятьдесят девять Закона о МЧП Италии говорится, что ценные бумаги регулируются правом государства, на территории которого они выпускались, и обязательства, отличающиеся от основного обязательства, регулируются правом государства, на территории которого каждое из данных обязательств принималось.

    Замечание 5

    Когда разговор ведется об именных ценных бумагах, то правообладатели считаются также и собственниками, из-за этого применимое право определяется уже не по закону того места, где ценная бумага находится, а по lex causae. В отношении ценных бумаг на предъявителя право вытекает уже из ценной бумаги, и из-за этого компетентным считается также lex cartae sitae. При регулировании ордерных (или оборотных) ценных бумаг покупка ценных бумаг (то есть чеков, векселей, коносаментов) в собственность происходит по праву места их нахождения. Покупка товаров, которые представлены ценными бумагами (или распорядительными документами), регулируется с помощью права, которое считается компетентным в отношении подвергаемых транспортировке товаров – lex rei sitae товаров либо же право страны их назначения.

    Приобретение, прекращение, изменение прав, а также распоряжение правами на хранимые совместно ценные бумаги подлежит регулированию правом, применяемым к договору касательно совместного хранения. В том случае, когда применяемое право точно не следует из договора, права на данные совместно хранимые ценные бумаги подлежат регулированию правом, с которым прослеживается самая тесная связь (согласно параграфу сорок четвертому Закона о МЧП Тайваня).

    Опубликование сведений касательно установления, дальнейшей передачи и возможного прекращения вещных прав по общему правилу подлежит официальному регулированию правом того государства, на фактической территории которого данное имущество находится на момент осуществления сделки (согласно статье пятьдесят пять Закона о МЧП Италии). К залоговым правам на права применяется право по месту установления залоговых прав (согласно параграфу сорок Закона о МЧП Китая).

    В отдельных странах (таких, как Болгария или Бельгия) установлено коллизионное регулирование особой категории вещей – культурное наследие и культурные ценности.

    Пример 1

    Согласно статье девяносто, Кодекса МЧП Бельгии в том случае, если вещь, которую государство считает входящей в культурное наследие, перемещена за пределы данного государства тем путем, который можно признать незаконным, то требование о возвращении регулируется правом данного государства или же по выбору такового, правом государства, на территории которого данная вещь располагается во время виндикации. Если право государства, которое считает данную вещь частью собственного культурного наследия, не способно предоставить защиту добросовестному покупателю, то он вправе просить защиту, каковая ему предоставляется согласно праву государства, на территории которого данная вещь находится во время виндикации.

    Национальное законодательство некоторых стран различными способами решает проблему перехода риска. В отдельных государствах применяется принцип римского права, то есть риск переходит на реального покупателя в точный момент совершения контракта вне зависимости от того, переходит ли по факту в данный момент на покупателя право собственности на проданный товар. Данный принцип отображен в законодательстве таких стран, как Нидерланды, Швейцария, Япония.

    В законодательстве прочих стран (к примеру, Франции, Англии, ФРГ) действует другой принцип – риск несет собственник. Момент перехода риска в данном случае совпадает с моментом перехода права собственности. При этом различно определяется фактический момент перехода права собственности. Во Франции данный момент и риск покупателя вещи определяется моментом совершения контракта. В Законе о продаже товаров от 1863 года Великобритании выражается принцип совпадения обоих моментов, но момент перехода права собственности определяется в точном соответствии с намерениями сторон (при наличии презумпции, что собственность перешла в момент совершения контракта).

    Согласно статье двести двадцать третьей ГК РФ право собственности у покупателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если другое не предусмотрено на законодательном уровне, либо договором. Согласно статье четыреста пятьдесят девятой риск случайной гибели либо же случайного повреждения товара переходит на покупателя с того момента, когда согласно законодательству либо же договору продавец считается исполнившим собственную обязанность по передаче товара покупателю.

    Переход права собственности, а также переход риска являются разными гражданско-правовыми категориями, но в первой ситуации очевиден вопрос вещного права, а во второй разговор ведется о праве обязательного характера. Вопрос о моменте перехода риска обладает самостоятельной коллизионной привязкой, и именно этим отличается от вопроса о моменте перехода права собственности. Коллизионный вопрос о переходе риска – это вопрос обязательного статута. Данная концепция отображается в актуальном законодательстве – также общие положения об обязательствах определяют:

    1. Момент, с которого приобретатель либо получатель имущества движимого характера имеет право на продукцию либо плоды, которые получены от использования вещи.
    2. Момент, с которого приобретатель либо получатель несет риск, который связан с данной вещью согласно статье двадцать шесть Закона о МЧП Македонии).

    Гаагская конвенция о праве, которое применимо к переходу права собственности в ситуациях международной продажи материальных вещей движимого характера от 1958 года, устанавливает существенно разное и самостоятельное коллизионное регулирование для момента перехода права собственности и момента риска. Конвенция регулирует некоторые вопросы перехода права собственности на основании уже не lex rei sitae, а на основании обязательного статута.

    Замечание 6

    Возникновение и прекращение права собственности на имущество, которое выступает предметом сделки, определяются по праву места совершения данной сделки, если прочее не установлено официальным соглашением сторон. Если же в соглашении нет оговорки о применимом праве, то действует коллизионная привязка к праву места заключения сделки.

    Самостоятельное коллизионное регулирование точного момента перехода риска, а также точного момента перехода уже права собственности являются неким исходным началом при разрешении конкретного коллизионного вопроса. В международной торговле при использовании Инкотермс конкретный момент перехода права собственности и определенный момент перехода риска рассматриваются в качестве самостоятельных категорий и определяются без применения коллизионных принципов с помощью унифицированного материально-правового регулирования. В Инкотермс момент перехода права собственности вообще не берется в расчет; значение имеет исключительно установление момента перехода риска.

    Сделки с «грузом в пути»

    Исключительной трудностью отличаются ситуации, в которых предметом сделки выступает «груз в пути», то есть движимые материальные вещи, которые находятся в процессе международной перевозки. При осуществлении сделок касательно подобных вещей почти нет возможности определить, на территории какого государства вещь находится в определенный момент. Специфика коллизионного регулирования «груза в пути» связана с тем, что здесь нет возможности применения закона места нахождения вещи. По общему правилу применяются особые коллизионные привязки – право места нахождения товарораспорядительной документации, право места отправления либо же назначения груза, личный закон собственника, закон продавца данной вещи. Оптимальный способ регулирования – это применение автономии воли обеих сторон. Согласно параграфу тридцать восемь Закона о МЧП Китая стороны имеют право выбрать право, которое будет применяться к возникновению вещных прав на движимые вещи в процессе их транспортировки. Если же обе стороны не сделали выбор, то применяется право по месту назначения вещи.

    Замечание 7

    Применение закона места нахождения вещи не в коей мере не представляется возможным, когда разговор ведется не о реальной вещи, а об имеющихся правах на имущественный комплекс, в состав которого входят и вещные, и также обязательственные и «исключительные» права (то есть право промышленной собственности, авторские права). Лучший вариант регулирования прав на имущественный комплекс – это автономия воли обеих сторон, а также расщепление коллизионной привязки.

    В актуальном праве достаточное число ограничений применения закона места нахождения вещи, замены его иными формулами прикрепления. Очевидна тенденция к сужению вещно-правового статута правоотношения за счет расширения наследственного, обязательственного, а также личного статутов. Согласно статье пятьдесят первой Закона о МЧП Италии регулирование происходит согласно праву государства, на территории которого в данный момент находится определенное имущество, приобретение и утрата вещных прав, кроме наследственных правоотношений и ситуаций, когда предоставление вещного права напрямую зависит от семейных отношений либо же от договоров.

    Гаагская конвенция о праве, которое применяется к переходу права собственности в международной торговле товарами (от 1958 года), содержит в себе положение относительно того, что право, которое применяется к контракту (то есть обязательный статут), в отношениях между сторонами определяет следующие моменты:

    1. Момент, до четкого наступления которого продавец имеет полное право на доходы или же плоды от проданной им вещи.
    2. Момент, до четкого наступления которого продавец сам несет риск, который напрямую связан с конкретной проданной вещью.
    3. Момент, до четкого наступления которого продавец имеет полное право на абсолютное возмещение убытков, которые напрямую связаны с проданной им вещью.
    4. Момент, до четкого наступления которого действует некая оговорка касательно сохранения права собственности в пользу самого продавца.
    5. Момент, по наступлении которого уже к новому собственнику переходит полное право распоряжения данной вещью.
    Замечание 8

    Вне зависимости от тенденции ограничения применения закона места нахождения вещи, данное коллизионное начало по-прежнему остается главной коллизионной привязкой во время определения содержания вещных прав. Общепризнанное применение закона места нахождения вещи обуславливается сформировавшейся международно-правовой практикой.

    Коллизионное регулирование вещных прав в законодательстве РФ установлено статьями одна тысяча двести пятой-одна тысяча двести седьмой, а также одна тысяча двести тринадцатой ГК России. Генеральная коллизионная привязка вещных прав – это закон места нахождения вещи. Данное коллизионное правило применяется с целью определения принадлежности имущества к недвижимому либо же движимому, для определения содержания, возникновения, а также прекращения права собственности и прочих вещных прав (согласно статье одна тысяча двести пятой ГК России). Коллизионная привязка данной статьи обладает императивным характером. Применение к вещным правам закона места нахождения вещи также дополняется императивными положениями касательно того, что форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется актуальному праву государства места нахождения данного имущества. Форма сделки в отношении недвижимого имущества, внесенного в гос. реестр России, обязана подчиняться исключительно праву России (согласно пункту третьему статьи одна тысяча двести девятой ГК России).

    К возникновению, а также прекращению вещных прав (кроме вещных прав «на груз в пути») применим закон той страны, на территории которой вещь находилась в тот момент, когда происходило действие или появилось обстоятельство, ставшее основанием для возникновения или же прекращения вещных прав (согласно статье одна тысяча двести шестой ГК России). Положения данной статьи носят диспозитивный характер в том случае, если прочее не предусматривается на законодательном уровне.

    Замечание 9

    Возникновение, а также прекращение вещных прав по сделкам с «грузами в пути» регулируются уже на основе привязок обязательственного статута – то есть применяется право страны места отправления данного груза (согласно второму пункту статьи одна тысяча двести шесть ГК России).

    К возникновению конкретно права собственности, а также прочих существующих вещных прав на то имущество, которое было ранее приобретено в силу приобретательной давности, применяется строго право той самой страны, на территории которой находилось это имущество на точное время окончания срока приобретательной давности (согласно пункту третьему статьи одна тысяча двести шесть ГК России).

    Российский законодатель закрепляет специальный правовой режим вещей, которые подлежат регистрации на государственном уровне. Установлены особые коллизионные нормы для точного определения применимого права строго по вопросам о праве собственности (коллизионные вопросы права собственности), а также прочих вещных правах на воздушные или же морские суда, абсолютно все суда внутреннего плавания, космические объекты, которые подлежат обязательной регистрации на государственном уровне, а также их дальнейшему осуществлению и защите. Применяется право того государства, где конкретно данные суда и объекты были зарегистрированы (согласно статье одна тысяча двести седьмой).

    Замечание 10

    В ГК России нет особого регулирования касательно коллизионных вопросов виндикации. Применимое право в непосредственном отношении защиты права собственности и прочих вещных прав определяется строго по общей привязке «закон места нахождения вещи».

    Законодательство России обязательно учитывает актуальные тенденции в развитии коллизионного регулирования (то есть расширение применения анатомии воли) – в результате возможен выбор права обеими сторонами во время заключения соглашений в отношении имущества недвижимого характера (статья одна тысяча двести третья). Автономия воли считается генеральной коллизионной привязкой к абсолютно всем договорным отношениям, в частности, и к сделкам по недвижимости. Статья одна тысяча двести тринадцатая содержит также субсидиарную коллизионную привязку (в случае отсутствия соглашения сторон касательно применимого права) – применяется право той страны, с которой договор в большей степени тесно связан. Правом государства, с которым этот договор фактически связан, считается право места нахождения недвижимого имущества.

    Эта норма обладает диспозитивным характером – существует другое решение вопроса в том случае, когда это вытекает из закона, договора либо же совокупности обстоятельств данного дела.

    Специфическим правовым статусом обладает российская недвижимость – к договорам в отношении имущества недвижимого характера, расположенного на территории страны, допустимо применение исключительно российского права (согласно пункту второму статьи одна тысяча двести тринадцать). Законодатель строго в императивном порядке устанавливает невозможность автономии воли в соглашениях такого рода.

    В Концепции развития гражданского законодательства России с целью большей определенности регулирования есть предложение дополнить нормы касательно права, подлежащего применению к вещным правам, списком определенных вопросов, которые разрешаются на основании вещного статута, по четкой аналогии с личным статутом юрлица (пункт второй статьи одна тысяча двести второй), обязательственным (согласно статье одна тысяча двести пятнадцать) и деликтным статутами (согласно статье одна тысяча двести двадцать). Помимо этого, по воззрениям авторов Концепции, неоднозначное толкование вызывает такое положение, как пункт один статьи одна тысяча двести десять касательно применения выбранного обеими сторонами договора права к возникновению и прекращению вещных прав на имущество движимого характера.

    Замечание 11

    Не вполне ясно, допускается ли подчинение данного вопроса праву, применимому к договору в отсутствие соглашения обеих сторон касательно выбора права (статья одна тысяча двести одиннадцатая). В основании расхождений в толковании стоит несовпадение точек зрения касательно того, можно ли отнести этот вопрос к вещному либо же к договорному статуту, что, в свою очередь, предполагает разное коллизионное регулирование. Учитывая международные подходы, данный вопрос стоит регулировать строго в рамках коллизионных норм, которые посвящены правам вещным.

    Проект ГК России статья одна тысяча двести пятая «Право, подлежащее применению к вещным правам» утверждает в данной редакции, что право собственности и прочие вещные права на имущество движимого и недвижимого характера определяются строго по праву государства, в котором данное имущество находится. Рекомендуется дополнить раздел шестой статьи одна тысяча пять один «Сфера действия права, подлежащего применению к вещным правам», определяющей вещно-правовой статут отношения следующим: правом, подлежащим применению к вещным правам, определяется следующее:

    1. Виды объектов вещных прав, в частности, принадлежность данного имущества к вещам движимого либо же недвижимого характера.
    2. Оборотоспособность конкретных объектов вещных прав.
    3. Конкретные виды вещных прав.
    4. Точное содержание всех вещных прав.
    5. Возникновение, а также возможное прекращение определенных вещных прав, в частности, переход права собственности.
    6. Осуществление определенных вещных прав.
    7. Защита определенных вещных прав.

    Статью одна тысяча двести шестую предлагается дополнить новым пунктом с информацией о том, что обе стороны имеют возможность договориться о применении к возникновению и возможному прекращению права собственности и прочих существующих вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их конкретной сделке, без какого-либо ущерба для прав прочих индивидов.

    Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Средняя оценка статьи
    4,6 из 5 (7 голосов)