Мы помогаем студентам с дипломными, курсовыми, контрольными Узнать стоимость

Гарантии адвокатской деятельности: законодательство

    В стремлении гарантировать нормальную трудовую деятельность адвокатов в уголовном процессе государство должно обеспечить независимость и неприкосновенность представителей профессии. Кроме того необходимо оградить адвоката от нежелательного вмешательства со стороны органов государственной власти и прочих должностных лиц. В статье 18 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре отмечается, что вмешательство в деятельность адвоката, которая ведется на основании принятого законодательства, а также препятствование такой деятельности любым методом недопустимо.

    Замечание 1

    Таким образом, адвокат не может привлекаться к какой либо ответственности, включая моменты после приостановления или прекращения статуса адвоката, за факт выражения им при выполнении своих адвокатских обязанностей личного мнения. Исключением могут являться случаи, когда судом установлена непосредственная виновность адвоката в преступной деятельности или бездействии. Подобные ограничения не распространяются на ответственность адвоката перед доверителем за ненадлежащее исполнение или неисполнение вовсе своих профессиональных обязанностей.

    Неприкосновенность адвоката

    Закон об адвокатуре регламентирует неприкосновенность адвоката, членов его семьи и имущества, которые находятся под государственной защитой. Соответствующие службы должны принимать все необходимые меры для обеспечения безопасности адвокатов, членов его семьи и сохранности имущества. На деле четкого механизма, который бы гарантировал воплощение этого положения, не существует. Фактически, на государственном уровне, адвокаты не причисляются к кругу лиц, которые, согласно Федеральному закону от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» обладают такими правами.

    Замечание 2

    Помимо всего прочего, на законодательном уровне также предусмотрена защита адвокатов от всяческого необоснованного преследования.

    Опираясь на п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК можно установить наличие усложненного порядка возбуждения делопроизводства против адвоката. Правом инициировать начало судопроизводства наделен исключительно руководитель следственного органа следственного комитета РФ по субъекту РФ по месту предполагаемого совершения адвокатом действия, которое предположительно содержит следы преступного умысла. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, следственных и прочих процессуальных действий в отношении адвоката, в местах, где он проживает и работает, допускается исключительно на основании судебного решенияя, включая:

    • Задержание.
    • Арест.
    • Увеличение периода содержания в заключении.
    • Обыск жилого помещения.
    • Обыск, изъятие из жилого или служебного помещения.
    • Личный досмотр.
    • Изъятие предметов и документов, которые могут содержать информацию о финансовом положении адвоката.
    • Наложение ареста на корреспонденцию.
    • Изъятие корреспонденции в учреждениях связи.
    • Наложение ареста на имущество.
    • Контроль и запись телефонных переговоров.
    • Получение информации о соединениях между абонентами или абонентскими устройствами.
    Замечание 3

    Фактически проведение почти всех процессуальных и следственных действий по отношению к адвокату регулируется только общими нормами уголовно-процессуального законодательства и не предполагает дополнительных мер, которые бы учитывали публичность адвокатской работы.

    Профессиональная этика адвоката

    Обязательным условием качественной работы адвоката, а также гарантией его независимости и средством обеспечения права граждан на получение квалифицированной юридической помощи служит регламентированное законом обязательство сохранения адвокатской тайны. Учитывая специфику правовых ситуаций, в которых у граждан может возникнуть необходимость обращения к адвокату, отсутствие адвокатской тайны не могло бы гарантировать возникновение доверительных отношений между сторонами и, как следствие, адвокат не мог бы эффективно выполнять свою работу.

    Институт адвокатской тайны, направленный на защиту информации, которая поступает к адвокату от клиента или других участников дела в связи с предоставлением юридических услуг, играет роль гаранта безопасности обратившегося к адвокату лицу.

    Замечание 4

    Информация находится под защитой и в силу конституционных норм, которые гласят о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны. Это, в свою очередь, исключает возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, а также утверждает недопустимость разглашения сведений о частной жизни гражданина без его ведома и предварительного на то согласия. Все это обуславливает обязанность адвокатов хранить адвокатскую тайну и государства – обеспечить соблюдение этого положения на законодательном и правовом уровне.

    Согласно с п. 1 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре к к предмету адвокатской тайны относят любые сведения, которые имеют отношение к оказанию адвокатом юридической помощи своему доверителю. Данные сведения могут быть получены от доверителя непосредственно, так и от сторонних лиц, а также документов различного рода. При этом полученные сведения могут не иметь непосредственного отношения к изучаемому делу, они могут относиться к характеристике отношений доверителя с другими людьми, его материального положения, состояния здоровья, особенностей черт личности, поведения в процессе предварительного расследования и прочему. Таким образом, предмет адвокатской тайны не является только лишь информацией, которая может привести только к ухудшению положения доверителя, поскольку и прочие данные, которые кажутся незначительными и даже несущими положительную динамику для доверителя, могут рассматриваться им самим как нежелательные для оглашения, или могут повлечь за собой неблагоприятные для него последствия.

    Замечание 5

    Более развернутое определение адвокатской тайны указано в ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003).

    Согласно положениям кодекса к адвокатской тайне принято относить:

    • Сам факт обращения к адвокату, в том числе имена и названия доверителей.
    • Собранные в процессе подготовки к делу документы и доказательства.
    • Полученные от доверителей данные.
    • Все ставшие известными адвокату данные о доверителе.
    • Суть правовых консультаций, которые были даны доверителю или предназначались для этого.
    • Адвокатское производство по делу.
    • Нюансы сделки об оказании юридических услуг, в том числе и финансовая сторона вопроса.
    • Иная информация, которая, так или иначе, связана с оказанием профессиональной адвокатской помощи.

    Также, кодексом профессиональной адвокатской этики регламентируется следующее:

    • Тайна адвоката направлена на обеспечение иммунитета доверителя, который предоставляется Конституцией.
    • Срок хранения тайны не имеет временного ограничения.
    • Освобождение от обязательства хранить адвокатскую тайну может наложить только доверитель лично.
    Замечание 6

    Таким образом, адвокату запрещается разглашать какую-либо информацию, которая была предоставлена ему доверителем, иным лицом, или получена иным методом вследствие оказания юридической помощи без предварительного согласия доверителя непосредственно.

    За нарушение данного постановления на адвоката накладывается дисциплинарная ответственность. Исключение описано в п. 4 ст. 6 Кодекса и устанавливает возможность без согласия доверителя применять полученную информацию в том объеме, который считается разумно необходимым для обоснования правовой позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем, или же в целях собственной защиты по возбужденному против него дисциплинарному или уголовному делу.

    Других исключений из обязательного положения о сохранении адвокатской тайны не предусмотрено, однако перед адвокатом может возникнуть сложный нравственный выбор, если он предположительно получит информацию о готовящемся преступлении. Может ли он донести эту информацию до компетентных органов, если учитывать необходимость соблюдения профессиональной этики?

    Точного ответа в мировой практике пока дать не удалось. В равной степени недопустимо как разглашение адвокатской тайны, так и умалчивание о возможном преступлении. Любой адвокат самостоятельно, сам для себя в отдельности обязан принять решение, учитывая множество факторов, в том числе серьезность планируемого правонарушения, тот факт какие именно могут возникнуть последствия от разглашения или утаивания подобной информации. Адвокат в последствие несет как нравственную, так и профессиональную ответственность за принятое решение.

    Замечание 7

    Гражданский и человеческий долг не может быть сравним с адвокатским, следовательно, выбор должен осуществляться, учитывая статус адвоката.

    Защита адвокатской тайны

    Для принятия мер по защите адвокатской тайны законом установлен запрет на требование от юриста и его клиента дачи согласи на оказание юридической помощи, а также информации, которая может иметь связь с оказанием адвокатской помощи по конкретным делам. Вследствие чего от адвоката не могут быть потребована выдача подготовленного им досье по делу, с которым он выступает. Данные, предметы, документы и прочие сведения, которые были получены в процессе оперативно-розыскной деятельности, могут применяться в качестве доказательства обвинения только тогда, когда они не являются составной частью адвокатского производства по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, предметы, которые находятся в статусе запрещенных к обращению либо их оборот ограничен на законодательном уровне.

    Помимо этого законом запрещено вызывать на допрос адвоката как свидетеля обстоятельств, которые стали ему известны вследствие выполнения своих профессиональных обязанностей.

    Замечание 8

    Такие же нормы указаны и в процессуальных кодексах, которые регламентируют порядок производства по гражданским, административным и уголовным делам.

    Допрос адвоката, выступающего защитником в уголовном процессе, который может разрушить доверительный и конфиденциальный характер общения защитника с лицом, обратившимся за помощью, в любом случае является негативным деянием, направленным против интересов подозреваемого или обвиняемого.

    Замечание 9

    Блюсти адвокатскую тайну также обязаны помощники и стажеры адвоката, следовательно, на них распространяются и перечисленные гарантии адвокатской деятельности.

    Следует отметить, что наличествующая практика права не полностью соответствует установленным законодательным требованиям. Органы, уполномоченные осуществлять судопроизводство, в первую очередь – это органы обвинительной власти, в попытках добыть сведения, составляющие адвокатскую тайну, могут пойти на нарушение установленных уголовно-процессуальных норм. Так можно нередко наблюдать процесс допроса адвоката-защитника с целью раздобыть информацию об интересующих следственные органы нюансах дела.

    Пример 1

    В Ростове, по делу Молодидова, Павлова и др., которое рассматривалось присяжными, областным судом по ходатайству обвинения был допрошен адвокат, принимавший участие в допросе подозреваемого Быкова, опровергшего в своих показаниях утверждения самого Быкова о нарушении закона в ходе этого допроса. Суд центрального района г. Тольятти по ходатайству государственного обвинителя провел допрос адвоката К. в целях проверки данных от подсудимого Кр. о том, что его допрос по делу, в котором он проходил как подозреваемый, был произведен не по закону, а именно в отсутствие защитника. Данное заявление было обосновано и было зафиксировано через факт отсутствия личной подписи защитника в документе, подтверждающем допрос подозреваемого. Подобное положение стало причиной воспринимать данное доказательство как допустимое, а разглашение показаний в суде делалось невозможным. Подсудимый Кр. и его защитник адвокат Т. выступали против допроса адвоката К. в качестве свидетеля, однако суд, не принявший во внимание их протест, в приговоре от 17.11.2006 г. указал, что адвокат К. «не давала показаний об обстоятельствах, ставших ей известными в связи с оказанием юридической помощи Кр.». Судом Жигулевского городского суда Самарской области была допрошена адвокат Н., выступавшая в защиту подсудимого А. на предварительном следствии, об обстоятельствах, которые сообщил ей подозреваемый перед его допросом. Желая сделать положение своего доверителя более выгодным, адвокат Н. поведала суду, что в ходе личного разговора, состоявшегося до официального допроса, подозреваемый сказал о том, что он, не является фактически виновным, но не видит иного выхода, кроме как признать себя таковым, поскольку сотрудники милиции в ходе допроса угрожают привлеч к ответственности его сожительницу. Адвокат Н. поставила в известность своего клиента, что он имеет право отказаться от дачи показаний и рекомендовала использовать его. В итоге суд постановил, что подсудимый был в должной степени осведомлен, давал показания добровольно и осознанно.

    Из данного примера следует, что свидетельские показания адвоката, выступавшего в роли защитника, были использованы не только для обоснования допустимости, но и достоверности показаний подозреваемых, полученных в ходе допросов на этапе предварительного расследования, на которых подозреваемые признавали себя виновными и от которых отказались в процессе судебного заседания. Данные показания сделали возможным факт оглашения данных предварительного расследования и их использования для обоснования выводов о доказанности обвинения.

    Замечание 10

    Таким образом, рассматриваемые совместно с показаниями подозреваемых, свидетельские показания адвокатов-защитников приобретают характер обвинительных.

    Для многих очевидна ошибочность подобной практики, которая во многом обусловлена банальным непониманием роли и назначении адвоката-защитника в уголовном процессе, искажением функции защитника. Положение адвоката, который играет роль защитника в процессе достаточно специфично, а сама адвокатура не относится к органам государственной власти.

    Определение 1

    Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре определяет адвоката как независимого советника по правовым вопросам.

    Учитывая данное определение на адвоката, выполняющего защитную функцию в суде также должны распространяться все те гарантии, привилегии и иммунитеты, которые предоставляются обвиняемому по закону. Основная из таких привилегий определяется как необязательность содействия обвиняемого в собственном изобличении, следовательно, адвокат обвиняемого также может не выполнять каких-либо действий которые заведомо могут привести к изобличению обвиняемого. Обвиняемый также не обязан свидетельствовать против самого себя, как и его защитник не может быть принужден к даче свидетельских показаний против своего клиента.

    Замечание 11

    И. Я. Фойницкий считал, что чем надежнее ограждена невиновность, тем более полно обеспечены интересы правосудия.

    Использовать показания адвоката-защитника для обоснования обвинения не может быть оправдано, поскольку не является совместимым с процессуальной функцией адвоката-защитника. Таким образом, все попытки сделать из адвоката помощника органов уголовного расследования, ориентированного на выполнение противоположной защите функции, следует незамедлительно пресекать.

    В то же время нельзя рассматривать в качестве препятствия для допроса адвокатскую тайну, если адвокату стали известны обстоятельства в процессе осуществления профессиональной деятельности по защите, в случае, когда на раскрытии данной информации настаивает сам адвокат и его доверитель.

    Подобная ситуация может возникнуть если адвокату стали известны факты фальсификации следователем или дознавателем материалов дела, принуждения свидетелей, потерпевших, обвиняемых к даче ложных показаний и прочее. Конституционный суд РФ регламентирует невозможность продолжения работы адвоката-защитника над делом, в котором он допрашивается в качестве свидетеля.

    Признаки и случаи нарушения адвокатской тайны

    Имеют место и прочие случаи получения данных, подходящих под определение адвокатской тайны. Некоторое время назад проведение обыска в служебных помещениях проводились с нарушением законодательства, т.е. без специального судебного решения согласно п. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. В подобных ситуациях в качестве оправдания приводились ссылки на ст. 29 и 182 УПК, которые определяют принцип выполнения любых следственных действий, включая обыск, который не регламентируется определенными статьями положения или на экстренную срочность мероприятий по обыску. Вследствие чего, Конституционный суд РФ в Определении от 08.11.2005 № 439-0 «По жалобе граждан С. В. Бородина, В. Н. Буробина, А. В. Быковского и других, на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», ссылаясь на которые, конкретные государственные органы, ведущие свою деятельность в области уголовного преследования, мотивировали постановления о производстве обысков в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, разъяснил, что указанные нормы УПК не позволяют органам предварительного расследования производить какие-либо действия без решения суда, поскольку это сопряжено с нарушением адвокатской тайны. Кроме того, Конституционный суд РФ определил право суда давать согласие на проведение обыска у адвоката только при том условии, если наличествуют весомые доказательства того, что в помещении, где ведется адвокатская деятельность, может находиться орудие преступления, прочие вещественные доказательства либо в нем скрываются люди, виновные в совершении преступления. В таком случае в судебном решении необходимо указывать конкретный объект поиска и данные об основании проведения мероприятия по обыску.

    Замечание 12

    Это необходимо для того, чтобы проводимые мероприятия не приводили к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к расследованию уголовного дела.

    Приведенное Определение Конституционного суда РФ нельзя рассматривать как удовлетворительное, поскольку наличие судебного решения само по себе не препятствует производящему следственное действие лицу просмотреть и изъять документы, которые подходят под разряд адвокатской тайны. Из текста Определения от 08.11.2005 № 439-0 следует, что относящаяся к клиенту информация может быть объектом поиска адвоката. Но в случае если подобная информация была доверена адвокату конфиденциально лицом, относительно которого осуществляется уголовное преследование, или стала известна адвокату в связи с оказанием юридической помощи, она не может быть затребована с адвоката. Следовательно, возможность проведения обыска в помещении, которое используется для занятия адвокатской деятельностью, ставит под угрозу основы адвокатской практики.

    Замечание 13

    Известны случаи, когда путем допроса в качестве свидетеля, производства изъятия документов в офисе адвоката органы предварительного следствия пытались, таким образом «вытеснить» из дела чересчур активного или неугодного адвоката. Также зафиксированы случаи необоснованного возбуждения вопроса об уголовной ответственности адвоката за разглашение данных предварительного следствия, в отношении адвокатских палат направляются данные о необходимости привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, также применяются иные методы давления на адвокатов.

    К нарушению адвокатской тайны можно отнести и установление подслушивающих устройств в специальных помещениях следственных изоляторов, где проводятся беседы находящихся под следствием лиц и адвокатов. Данные, полученные И. Л. Петрухиным указывают на то, что более 70% опрошенных им адвокатов в пределах г. Москвы утверждают, что имеют все основания предполагать о прослушивании их разговоров с подозреваемыми.

    Замечание 14

    Посещая следственный изолятор, любой адвокат подвергается тщательному личному досмотру.

    Требование о соблюдении адвокатской тайны, которое носит абсолютный характер, нередко подрывается и самим законодателем. Так, согласно ст. 7.1 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» при наличии у адвоката любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции клиента выполнялись или могут выполняться в вышеперечисленных целях, его обязанностью является уведомление об этом уполномоченного органа. В этом случае никто не в праве факт передачи подобной информации.

    Замечание 15

    В законе отмечено, что указанное положение не имеет отношения к передаче сведений, на которые распространяются требования законодательства о соблюдении адвокатской тайны. Поскольку к адвокатской тайне принято относить любые сведения, которые стали доступны адвокату в процессе оказания профессиональной помощи, воплощение положений данного закона является невозможным, а приведенные требования правомерно рассматриваются как покушение на адвокатскую тайну.

    В итоге можно отметить, что расширение возможностей участия адвоката в уголовном процессе – объективная необходимость, которая продиктована стремлением России достичь такого уровня гарантированности прав и свобод личности, который присутствует в практике всех мировых адвокатов. Эффективная деятельность адвокатуры, повышающая качество и законность, расследования на предварительном уровне и судебного разбирательства, обеспечивает справедливость судебной процедуры, требует соблюдения органами государственной власти и должностными лицами установленных законом гарантией независимости деятельности адвокатов. В связи с этим вопрос о совершенствовании правовых гарантий адвокатской деятельности все еще стоит остро.

    Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Средняя оценка статьи
    4,8 из 5 (9 голосов)