Мы помогаем студентам с дипломными, курсовыми, контрольными Узнать стоимость

Инвестиционное право: принципы, источники, законодательство в РФ

    Основные принципы ИП

    Принципы инвестиционного права включают основополагающие правовые начала, которые пронизывают всю массу правовых норм. Среди базовых принципов инвестиционного права необходимо выделить:

    1. свободу инвестиционной деятельности (ст. 8, 34 Конституции РФ). В соответствии с ним любое лицо вправе свободно использовать собственные способности и имущество для предпринимательства и прочей экономической деятельности, которая не запрещена законом. Принцип свободы рассматривается и гражданским законодательством и прочими правовыми актами. Он означает то, что инвестор имеет право вкладывать свое имущество в любую предпринимательскую область, в любой из форм, используя при этом любые (не изъятые из оборота) виды имущества. Он подтвержден также с помощью установки для большей части предприятий общей правосубъектности. Свобода не может не иметь границ. Федеральное законодательство ограничивает ее в общественных интересах в такой степени, в которой это нужно для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, безопасности и обороны страны;
    2. защита инвесторов от деятельности властных органов в области принудительного изъятия имущества;
    3. свобода использования инвестиций, прав (форм) требования на имущество, вложение которого происходит при инвестировании;
    4. гарантии государства в области обеспечения финансового возврата, компенсаций в отношении инвестиционных средств, которые вложены как инвестиции, соглашения (о разделе продукции);
    5. регулирование государством инвестиционной деятельности. Формы и методы такого регулирования могут быть разными в разных странах, что определяют их политические условия, уровень развития экономики и социальной сферы, исторические традиции, национальные особенности и др. Переход нашего государства к рынку требует пересмотра этой системы, включая замену административных мер воздействия на экономические. В этом плане было совершено множество ошибочных действий, не все из которых исправлены сегодня. Самое главное, что должно быть достигнуто в рамках этого принципа — соблюдение баланса между частными интересами предпринимателей и публичными государственными интересами и интересами общества в целом;
    6. принцип законности, который может являться общеотраслевым. Его воплощение его в жизнь представляет собой основу для построения правового государства. Если обратиться к законности инвестиционной деятельности, то важно обратиться к 2 аспектам. Во-первых, само инвестирование необходимо осуществлять при строгом соблюдении законодательных требований. Во-вторых, государство должно обеспечивать законность актов права, законные действия государственных органов власти и местного самоуправления, которые занимаются регулированием инвестиционной деятельности. Многие меры в области обеспечения законности предусматривает действующее законодательство.
    Пример 1

    Так, в Гражданском Кодексе ст. 13 регулирует порядок и условия, в соответствии с которыми акт государственного органа или органа местного самоуправления может быть признан недействительным. В сфере нормативного регулирования для укрепления законности предусмотрен ввод правила регистрации актов федеральных органов исполнительной власти в Министерстве юстиции РФ.

    Источники инвестиционного права

    Источники инвестиционного права обладают определенной спецификой. Тем не менее, к ним применяются базовые характеристики источников права в общей теории права. В рамках инвестиционного права субъекты согласуют собственные интересы с помощью правового закрепления прав и обязательств. Тем самым они определяют не только юридическую природу и состав инвестиционных норм, но и внешние аспекты их существования.

    В определении источников существуют проблемы терминологии. Анализ специальной правовой литературы показал наличие значительных различий во взглядах исследователей на само трактование понятия «источник». Как правило, здесь можно выделить 2 составляющих аспекта «источника права»:

    • внешняя форма представляет собой выражение вовне внутренне организованного содержания норм права;
    • конститутивный элемент, то есть придание норме качества правовой нормы.

    Исследователь из Франции Р. Давид включал в состав источников права технические приемы, посредством которых в определенном государстве и в соответствующий период происходит формирование и уточнение юридических норм.

    Ученый из Чехии 3. Кучера акцентировал внимание, в первую очередь, на гносеологической составляющей правового периода рассматриваемой категории. Он утверждал, что понятие используется в смысле познания юридических правил, правовых форм. В них содержится право и они предназначены для познания содержания и текста юридических правил.

    Алексеев понимал под источниками права «объективированный» документально акт правотворчества, который представляет собой форму юридически официального бытия определенных правовых норм.

    Если обратиться к мнениям прочих исследователей, то правовая природа источников права состоит не только в формах и способах, закрепляющих правила поведения участников инвестиционных отношений в праве.

    Замечание 1

    Большое значение здесь имеет именно властное обеспечение формы выражения права, то есть гарантии государства в области использования и соблюдения предписаний, которые включены в акты правотворчества.

    Принципиальным значением в ходе обозначения структуры инвестиционного права обладает параллельное рассмотрение инвестиционных договоров с точки зрения частного и публичного права. Не вызывает сомнений тот факт, что инвестиционный договор — это основной источник инвестиционного права. Это обусловлено 3 факторами:

    1. Норма в виде договора дает возможность четкого формулирования правомочий и обязательств сторон. Это способствует отсутствию двусмысленности в толковании и использовании договорных норм.
    2. Договорное регулирование на современном этапе охватывает все области инвестиционных отношений. Именно оно постепенно вытесняет из предпринимательства обычаи.
    3. Договоры способны обеспечивать согласование и взаимодействие между нормами внутригосударственного инвестиционного права.

    С позиции теории и практики инвестиционного права вопрос его источников напрямую связан с проблемой формирования норм. Отметим, что формирование правовых норм является процессом, а источники являются их конечным результатом. По этой причине источники инвестиционного права определяются в качестве форм, в рамках которых действуют нормы инвестиционного права в качестве результата процесса создания этих норм.

    Рассматривая источники инвестиционного права, важно обратить внимание на то, что не следует ставить равенство между категориями «источники инвестиционного права» и «источники правовых обязательств в области инвестиций». Последняя категория гораздо более широко охватывает наряду с нормами инвестиционного права внутригосударственные акты, с помощью которых происходит принятие национальных правовых обязательств, включая судебно-арбитражные решения.

    Замечание 2

    Источники инвестиционного права представлены двусторонними соглашениями о взаимном поощрении и защите инвестиций, международными соглашениями, устраняющими двойное налогообложение, двусторонними торговыми контрактами, договорами о поселении, об экономическом и промышленном сотрудничестве и др.

    Большую роль в правовом режиме иностранных инвестиций современности играют двусторонние соглашения, касающиеся поощрения и взаимной защиты капиталовложений. Они входят в практику в 1950–1960-х гг. Ключевой целью этих соглашений, которые международное инвестиционное право использует как источники, состоит в том, чтобы посредством специального механизма правовых норм обеспечивать относительную стабильность воспроизводства и свободу движения капитала, приток зарубежных частных инвестиций в другие государства с предоставления им государственных гарантий от некоммерческих рисков. Они включают целую систему правовых норм, понятий, других правовых категорий и конструкций, которые предназначены для обеспечения надежного правового климата для иностранных инвесторов. Отметим, что наша страна принимает участие более чем в 50 международных двусторонних договорах в области защиты инвестиций, при этом более 35 из них ратифицированы Федеральным Собранием РФ, что дает им полную силу.

    Соглашения между странами, касающиеся исключения двойных налогов, концентрируются на согласовании национального законодательства посредством договоров сторон. Они касаются налогообложения дохода и прибыли от инвестиций частного капитала в других государствах, что позволяет избежать двойного обложения инвестиций.

    Еще один источник инвестиционного права представлен международными торговыми договорами. Они представляют собой форму международно-правового регулирования внешней торговли, а их формирование происходит с образованием национальных рынков и всемирного хозяйства. По мере развития международного разделения труда данный тип договоров из форм регулирования международной торговли превратился в форму юридического регулирования зарубежных инвестиций.

    Замечание 3

    В число их особенностей можно включить то, что они в большей степени используются в качестве формы регулирования отношений, которые связаны с импортными и экспортными операциями с капиталом.

    Ключевое многостороннее соглашение, являющееся также источником международного инвестиционного права, — Вашингтонская конвенция 1965 года, разработанная и подписанная под эгидой МБРР 46 странами, являющимися участниками специального финансового учреждения ООН. Конвенция, которую ООН учредила 18.03.1965 года вступает в силу 14.10.1966 года. Сегодня в ее составе более ста стран. Наша страна подписывает ее в 1992 году, но не ратифицирует по настоящее время. Среди целей Вашингтонской конвенции можно выделить формирование специального международного правового института, который призван разрешать инвестиционные споры стран и частных лиц других государств. Основной идеей Конвенции является организация с помощью создания специального Центра по урегулированию инвестиционных споров при Международном банке реконструкции и развития (МБРР) разрешения споров зарубежных частных инвесторов и стран, которые принимают данные инвестиции на международном уровне.

    Еще одним важным источником инвестиционного права является Сеульская конвенция, которая в 1985 году учреждает Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА). Она вступает в силу 12.04.88 г., и 12 июня данная организация начинает свою работу. РФ подписала Сеульскую конвенцию в сентябре 1992 года и с декабря того же года становится ее полноправным членом. Основная задача МИГА представлена разносторонним поощрением зарубежного инвестирования в государствах-членах Конвенции.

    Замечание 4

    Особенно содействие оказывается привлечению инвестиций в развивающиеся государство, что дополнительным образом обеспечивает работу Международного банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации и прочих мировых финансовых учреждений для социального и экономического развития.

    Важным правовым источником является Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМС), принятое в Марракеше в 1994 году. Оно выступает в качестве важного источника в области иностранных инвестиций и включается в пакет договоренностей Уругвайского раунда ГАТТ. Это соглашение налагает запрет странам применять некоторый перечень мер торговой политики, квалифицированных как меры, которые оказывают негативное воздействие на иностранные инвестиции. Оно на практике впервые предусмотрело определенные международно-правовые нормы регулирования, а ее использование помогло исключить те отрицательные последствия, которые могут наступить по причине отсутствия международно-правовых принципов, регулирующих рассматриваемые инвестиции.

    Источниками инвестиционного права являются международные региональные договоры. Они концентрируются на формировании благоприятных условий для инвестиционного климата. Максимально разработанными из них являются соглашения инвестиционного характера, которые работают в составе Европейского союза.

    Первый пример закрепления механизма либерализации в режиме движения капиталов европейского континента представлен Соглашением о таможенном союзе Бельгии, Люксембурга и Нидерландов (1944 г.). Оно приводит в 1958 г. к подписанию Договора, с помощью которого создается союз Бенилюкс. Положение о либерализации режима движения капитала было включено также в Договор о Европейском экономическом сообществе, при этом Маастрихтский Договор о Европейском союзе, принятый в 1992 году, предоставил новые положения, которые касались либерализации режима движения капитала.

    Вопрос содействия либеральному движению капитала рассматривался и другими региональными организациями. В 1973 году государства Карибского бассейна подписывают договор, который имел целью формирование Общего рынка, снимающего все ограничения свободного движения капитала между странами, которые его подписали.

    Замечание 5

    Среди других мировых региональных договоров, которые можно отнести к вопросам иностранных инвестиций, выделим договоры Австралии и Новой Зеландии, США, Канады и Мексики.

    Руководящие принципы, которыми руководствуется Всемирный банк в режиме иностранных инвестиций, рассматриваются как международно-правовой документ. Инициатива разработки этого правового акта принадлежала Франции, правительство которой в 1991 году учло положительные изменения в области международных инвестиций и в процессе одного из заседаний Комитета по развитию предложило поручило организации МИГА разработать приемлемый для всех механизм правового регулирования инвестиций. По причине значительных разногласий стран Юга и Севера этот документ не смог приобрести конвенционный характер. По этой причине Руководящие принципы несут только рекомендательную роль. Не исключается, что в перспективе они способны приобрести статус обязательных.

    При рассмотрении Руководящих принципов, следует отметить, что их разработка представляет собой заметное достижение. Это обусловлено тем, что они объединили в один сборник основополагающие национальные и международные источники. Отдельно подчеркнем, что формирование Руководящих принципов отличается от создания Многостороннего договора об инвестициях (МДИ), поскольку оно осуществлялось под эгидой универсальных международных экономических организаций. Они предоставили возможность изложить позицию развитым и развивающимся странам.

    Руководящие принципы Всемирного банка в качестве источника инвестиционного права дают рекомендацию проводить политику «открытых дверей», поощряя иностранные инвестиции. В частности, это характеризуется упрощенным допуском инвестиций и смягчением формальностей, которые связаны с их осуществлением. Вместе с этим каждая страна сохранила за собой право регламентировать доступ зарубежных инвестиций на собственную территорию. Также при доступе иностранных инвесторов дается рекомендация не устанавливать для них особенных обязательств, которые отягчают условия ведения дел, и в особенности тех, которые нарушают конкурентные условия между зарубежными и национальными компаниями. По этой причине страна должны отказываться от формирования подобных ограничений на долгосрочную перспективу, поскольку они способны приносить больше вреда, чем пользы, удерживая зарубежных инвесторов от вложения инвестиций.

    Этот международный правовой документ можно представить в виде компромисса, поскольку он признает, что государственный суверенитет необходимо сохранять. Он снова подтверждает, что каждая страна по причине суверенности имеет право контролировать доступ иностранных инвестиций. Вместе с этим Руководящие принципы Всемирного банка признавали, что нет лучшего стимулятора инвестиций, чем свобода доступа.

    Определенной силой для стран-членов ОЭСР обладает Кодекс либерализации движения капиталов, но ее расширение в 90-е гг. предопределило его роль в качестве источника международного инвестирования. Статья 1 Кодекса содержала общее обязательство государств-членов, которое касалось либерализации. В соответствии с ним члены ОЭСР постепенно упразднили ограничение движения капиталов в той степени, которая требовалась для эффективного экономического сотрудничества.

    Весной 1984 года ОЭСР расширяет определение понятия операций прямого инвестирования. Это определило возможность включить в данное определение все аспекты прав по учреждению инвестиций.

    Замечание 6

    МДИ, вне зависимости от многих попыток его реализации, до настоящего времени осталось лишь на бумаге.

    Проект договора, часто называющийся Международным инвестиционным соглашением (МИС), содержал исключительно важную попытку кодифицировать и развить международное инвестиционное право. Роль данного проекта, разработанного в режиме ОЭСР, с позиции его воздействия на последующее развитие данной отрасли права, сравнивается с Марракешскими соглашениями. В составе перспективного глобального инвестиционного соглашения можно выделить 3 элемента. Первый из них содержит основные условия, предоставляющие надлежащий режим и защиту инвестору и инвестициям на стадии, которая идет за их учреждением. Здесь речь идет о переносе условий двусторонних инвестиционных договоров на многосторонний уровень, что способствует возникновению сложных правовых и политических проблем. Вторая часть включает условия учреждения инвестиций, то есть главным образом доступ зарубежных инвестиций на национальные территории. Третьей частью формулируются «новые правила», которые в соответствии с мандатом на проведение переговоров относятся к либерализации учреждения инвестиций. Предполагается, что исключения из национального режима вытесняются, что в результате приводит к их исключению.

    Усилия ОЭСР способствовали налаживанию инвестиционного процесса западных государств, на что повлияла относительная однородность участников данной Организации. Они в течение более 30 лет ее существования стали сближаться еще больше в достижении равной степени открытости, недискриминации и минимизации протекционизма в области инвестиций.

    Замечание 7

    Так, МДИ необходимо рассматривать в составе документов, решительно поддерживающих свободу доступа инвестиций в виде расширения применения национального режима на момент их допуска.

    В современном мире система инвестиционного законодательства у нас определена большим числом аспектов в области задач, которые стоят перед законодателем. Нет единого законодательного акта кодификационного типа, поэтому в основе правового регулирования лежит несколько нормативных актов в рамках закона. В первую очередь, это ГК РФ, которые формирует основы для осуществления инвестиций и определяет правовое положение участников, основу проявления отношений и ответственность в области инвестиций. Правильной считается мнение Н. Г. Семилютина о том, что положений гражданского законодательства недостаточно для описания механизма взаимодействия инвесторов и реципиентов инвестиций. По этой причине существенная нагрузка отмечена на федеральные законы, а именно ФЗ № 208 «Об акционерных обществах», законы о рынках ценных бумаг, о долевом участии в строительстве, ФЗ № 46 «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ФЗ № 335 «Об инвестиционном товариществе», акты подзаконного уровня.

    Замечание 8

    Таким образом, проблемы проявление и динамика акционерных правоотношений регламентирована не только с помощью норм ГК РФ, но и посредством положений Закона об акционерных обществах и Закона о рынке ценных бумаг (РЦБ).

    Характерная черта инвестиционного законодательства представлена осуществлением правового регулирования с помощью нормативных актов, которые имеют различную отраслевую направленность и принадлежность. Это характерно для тех случаев, когда возникающие в процессе инвестирования правовые отношения испытывают на себе действие сразу нескольких нормативных актов. К примеру, невозможно говорить о законности сделок с акциями, не учитывая нормы и правила ФЗ № 135 «О защите конкуренции», когда происходит покупка 20% и более акций. Таким образом, юридический анализ правоотношений, как и проявляющихся споров в области реализации прав участников этих отношений, нельзя проводить при игнорировании одного из них.

    Вне зависимости от отсутствия единого кодификационного акта, вряд ли можно согласиться с исследователями,которые выступили за разработку инвестиционного кодекса. Ю. Ершов высказал мнение, что в подобном акте могли бы быть разделы, касающиеся инвестиционной деятельности, привлечения капитальных вложений как портфельных инвестиций, осуществления инвестиций государства. В него можно было бы включить разделы о лизинге, концессиях, защите инвестиций отечественных инвесторов за границей, двусторонних соглашениях, взаимной защите и поощрениях и др. Данный подход не учитывает специфику инвестиций, поэтому в область регулирования инвестиционным законодательством необоснованно включаются отношения, которые в соответствии со своей природой не являются инвестиционными (например, лизинговые и концессионные). При этом исследователи, предлагающие такие проекты, часто забывают, что большая часть вопросов для решения через принятие инвестиционного кодекса, уже были решены на уровне специальных законов (Закон об АО, законов, регулирующих рынок ценных бумаг и др.).

    Пример 2

    Анализируя нормы ФЗ № 111 «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ», можно увидеть, что нормативный акт формирует правовой режим формирования и использования денежных средств для пенсионного обеспечения заинтересованных лиц. В частности, нормативный акт устанавливает правовую основу отношений в области формирования и инвестирования средств пенсионного накопления, определяя аспекты правового положения, обязанности и права участников. Там же происходит установка основ государственного регулирования, контроля и надзора в области формирования и инвестирования средств пенсионных накоплений. Можно сказать, что нормативный акт учитывает особенности этого вида инвестирования, что не всегда получается на уровне кодифицированного акта.

    В связи с вышесказанным, можно отметить, необходимость в основополагающем нормативном акте на рынке инвестиций имеется. Таковым может стать ФЗ «О рынке ценных бумаг». Кроме решения задач формирования общей нормативной базы регистрации инвестиционных предложений, включая акционерные, строительные и облигационные, он должен запрещать публичное распространение любого инвестиционного предложения вне зависимости от их наименования. Это предусмотрено для случаев, когда потенциальным инвесторам было предложено вступление в отношения с организаторами инвестирования без процедуры регистрации этого предложения. Сегодня это часто встречается при работе с акциями, облигациями, инвестиционными паями и др.

    Важную роль в регулировании инвестиционных отношений играют нормативные акты прочей, не цивилистической принадлежности. Рассматривая отраслевую принадлежность, в первую очередь, необходимо обратиться к нормам, имеющим административно-правовой характер. В их число входят правила осуществления регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг государством, проспектов ценных бумаг, выдачи лицензий профессиональным участникам рынка, положения антимонопольного законодательства и др. Еще О. А. Красавчиков подчеркнул, что «правовое регулирование общественных отношений происходит с помощью нормативного закрепления определенных правил поведения и через издание административных актов, которые оказывают влияние на динамику конкретных гражданско-правовых отношений». В. В. Ровный отметил, что среди целей административного управления можно выделить «пользу». Рассматриваемое положение вещей вызвано, в первую очередь, тем обстоятельством, что рынок инвестиций можно отнести к области экономики, в которой государство пользуется приемами публично-правового регулирования с целью уравнивания положения экономически сильной и слабой стороны, которые вступают между собой в договорные отношения.

    Замечание 9

    Таким приемом может выступить использование административно-правовых средств.

    Важную роль для инвестирования играют бюджетные нормы права. Так, при осуществлении эмиссии ценных бумаг государства и муниципалитета нужно использовать нормы БК РФ и прочие нормы бюджетного (финансового) права.

    Правовой режим инвестирования в большей мере формируется под влиянием гражданского законодательства, частично административного, а также и нескольких других отраслей права (бюджетное и налоговое). По этой причине можно в целом согласиться с популярным утверждением о том, что инвестиционное законодательство представляет собой комплексную отрасль, которая объединяет нормы разной отраслевой принадлежности. Наряду с этим, нельзя не оставить в стороне приоритетную роль гражданского законодательства.

    Научная дискуссия

    Замечание 10

    Многие авторы предложили внедрить в научный и правовой оборот категорию «инвестиционное право», выделив инвестиционное право в качестве института отрасли международного права и совокупности правовых норм, которые регулируют инвестиционные отношения при существовании внутреннего и международного инвестиционного рынка.

    А. Г. Богатырев предложил структуру инвестиционного права, выделяя общую и особенную части. И. И. Лукашук, в свою очередь, подчеркивал важность международного инвестиционного права, под которым понимал подотрасль международного экономического права. Его нормы и принципы призваны регулировать отношения между странами по поводу капиталовложений. О потребности признать международное инвестиционное право в качестве комплексной отрасли права говорил в своем труде И. В. Фархутдинов. Были произведены попытки обоснования необходимости моделировать инвестиционное право на уровне национального (не международного) права. По мнению С. П. Мороз, инвестиционное право является «цельным правовым образованием, отличающимся единством составляющих его институтов. Оно объединяет нормы различных отраслей права. Соответственно, инвестиционное право — комплексная отрасль права, которая существует вместе с основными отраслями права (гражданским, уголовным, административным, трудовым, процессуальным), занимая особое положение во всей системе права». Необходимо рассмотреть возражения, направленные против данного подхода.

    Как известно, выделение отрасли права производится в соответствии с разными основаниями. При этом в основе отрасли может быть не любая группа отношений в обществе, а та, которая характеризует специфику правового воздействия. Правовые отрасли преимущественно выделены на основе двух базовых критериев: предмет и метод правового регулирования. При этом предмет отрасли обладает отличительными признаками, не похожими с отношениями, регулирующимися в рамках другой отрасли. В равной мере это относится и к методам правового регулирования.

    Замечание 11

    В теории права к данным основаниям классификации добавляются функции, которые выполняет определенная отрасль права в общей правовой системе, а также применяются прочие критерии.

    Как было отмечено выше, инвестиционные отношения можно объединить в единую группу лишь условно. Не существует такой совокупности отношений, значит не существует и такого предмета, который может составить предмет регулирования. В этой ситуации авторы присоединяются к традиционной для цивилистики позиции, что имущественные отношения, включая отношения в области инвестиций, невозможно регулировать посредством единой самостоятельной отрасли. Их регулирование происходит с помощью разных отраслей права. По этой причине инвестиционное право не обладает самостоятельным предметом и методом правового регулирования, при этом его нельзя признать как самостоятельную отрасль права.

    Юридические конструкции в качестве схемы, как и модели построения нормативного материала определены законами. По этой причине вопрос, касающийся гражданско-правовых начал и природы инвестиционного законодательства, в конечном итоге, касается и гражданско-правовой природы и начал самих инвестиционных конструкций. Если выделить основные начала инвестиционного законодательства, то можно сформировать и основные начала инвестиционных конструкций с точки зрения их отраслевой природы и их содержания. В правовой литературе инвестирование иногда лишается цивилистической принадлежности, а наделяется публично-правовым началом.

    Как отметил в своей диссертации Е. Г. Комиссаров, основные идеи гражданского законодательства были выделены в процессе законотворчества как основополагающие, главные концепции, которые имеют характер фундаментальных и опорных для гражданского регулирования и несут в своем составе сведения о способах, свойствах и признаках правового регулирования в сфере имущественных и личных неимущественных отношений. Статья 1 ГК РФ в число основных начал гражданского законодательства включает: равенство членов правовых отношений в области гражданского права, неприкосновенную собственность, свободы договора, недопустимость произвольно вмешиваться в частные дела, беспрепятственное осуществление гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав и их защиту в суде. Е. Г. Комиссарова полагала, что из данного перечня в число основных начал можно включить три:

    • равенство участников,
    • свобода договоров и гражданских правоотношений,
    • судебная защита.

    Помимо этого автор включил и такое начало, как недопустимость злоупотреблять гражданскими правами. По мнению Л. В. Щенниковой, можно выделить 6 подобных начал-принципов: автономию воли, свободу усмотрения в реализации гражданских прав, сочетание публичных и частных интересов, невмешательство государства в частные дела, добросовестность и восстановительный характер гражданской ответственности. А. Л. Маковский определил только два: диспозитивность и равенство участников. Есть и другие положения в отношении числа основных начал-принципов. Они могут определяться в качестве основных идей законодательства, которые отражают его смысл и характеризуют суть и содержание права, его применение и строение. В качестве таковых можно рассматривать несколько основных принципов (начал), которые более точно способны характеризовать гражданское законодательство.

    Юридическое равноправие сторон, автономию воли как принцип или черта метода гражданско-правового регулирования признаны большей частью исследователей. Равенство участников отношений в качестве принципа закреплен и находит развитие в перечисленных выше нормативных актах, относящихся к инвестиционному законодательству. Оно проявляется для участников инвестиций тем, что акционерные, облигационные, пенсионные и другие отношения могут быть выстраиваться не на основе власти и подчинения.

    Пример 3

    Так, 817 статья ГК РФ определила, что займы государства и муниципалитета имеют добровольный характер. По этому признаку раньше конструкцию финансирования отделяли от инвестирования.

    Представляется, что свободное предпринимательство и договор, предполагающие не только свободу выбора их видов, но и свободное вступление в правовые отношения без выполнения предварительных условий и свобода усмотрения в реализации гражданских прав по существу представляют собой один и тот же принцип. Договорная свобода органично взаимосвязана с принципом равенства участников отношений. Она в соответствии со своей определенностью находит проявление в инвестировании. Участники отношений в рамках нормативных актов, способны сами определять для себя возможности вступать в правоотношения. Они имеют свободу в формировании состава правоотношений.

    Замечание 12

    Наряду с этим, нельзя не отметить существование в действующем законодательстве норм, не в полной мере соответствующих данному принципу. Речь идет о принудительном выкупе акций, положение о котором включено в акционерное законодательство.

    Статья 84.7 ФЗ № 208 «Об акционерных обществах» установила, что у лица, приобретающего 95% акций, появляется обязанность выкупить у акционеров (владельцев акций открытого общества или у владельцев эмиссионных ценных бумаг, которые конвертируются в такие акции открытого общества) указанные ценные бумаги в соответствии с требованиями их владельцев. Закон устанавливает процедуры, дающие возможность максимально учитывать интересы акционеров, которые владеют оставшимися 5% акций. В частности, заинтересованные лица имеют право направлять в открытое общество требования, касающиеся выкупа данных ценных бумаг только в течение полугода со времени окончания срока принятия добровольного предложения о покупке всех ценных бумаг открытого общества или обязательного предложения, в ходе которого было куплено не менее 10% общего числа акций. Помимо этого, определено, что выкуп производится по цене, которая должна быть не ниже рыночной стоимости выкупленных ценных бумаг. Ее определяет независимый оценщик, а нижний предел определен в законодательстве. Более того, владельцы, которые не согласны с ценой, имеют право обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, которые причинены по причине ее ненадлежащего определения.

    Возможность принудительной покупки ценных бумаг сама по себе не соответствует принципу свободы договора. Отступления от этого принципа, которые допускает действующее законодательство, во-первых, редко используются, а, во-вторых, используются законодателем с целью охраны интересов слабых сторон (например, потребителей) в рамках публичных и других договоров. Помимо этого, данное правило не всегда соответствует общему направлению инвестиционного законодательства, так как не могут способствовать охране и реализации инвесторских интересов.

    Замечание 13

    В основе принципа сочетания частных и публичных интересов лежит не только гражданское, но и инвестиционное законодательство. Любой участник рынка инвестиций (инвестор, организатор инвестирования, профессиональный участник рынка ценных бумаг) обладает собственным, отличным от других участников интерес. Он не исключает и публичный интерес в области инвестирования.

    В теории публичный интерес определяется в качестве интереса всего общества (населения). Он является в большей степени абстрактной категорией, поскольку нет субъекта, который способен олицетворять подобный интерес. Не случайным образом Ю. А. Тихомиров писал: «Публичный интерес — официально признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности». Суть его состоит в том, что он представляет собой общее выражение интересов большинства граждан, которые живут в стране или на определенной ее территории. Он заключается в совершенствовании не только экономической, но и социальной ситуации. По этой причине в отношении инвестиционного процесса публичный интерес должен включать формирование и улучшение инвестиционного климата, который представляет собой социально-правовую ситуацию, где инвестирование осуществляется при наличии минимума рисков как инвесторов, так и прочих участников. Это можно достичь, в первую очередь, с помощью обеспечения соответствующего правового режима инвестирования, включая «придание публичной значимости частным интересам». Это, с позиции В. Ф. Яковлева, является неотъемлемой частью, которая характеризует качество правового государства. Последнее не должно вызывать сомнений, так как совместные действия инвесторов и организаторов инвестирования, как и прочих участников, способны создать в результате улучшение социально-экономической ситуации как в отдельном регионе, так и в государстве в целом.

    Замечание 14

    По этой причине Я. А. Курбатов отметил, что «в основе преодоления противоречий всех субъектов должен лежать основополагающий принцип: государств в лице правотворческих органов должно стремиться к тому, чтобы соблюдение публичных интересов было выгодно всем носителям частного интереса». С позиции С. В. Михайлова, границы государственного вмешательства в частные правоотношения, а значит, в реализацию частных интересов, объективно ограничиваются общественными интересами.

    Сама правовая конструкция инвестирования имеет целью обеспечение не только интересов организатора инвестирования и инвесторов, но и, в конечном счете, интересов общества в целом, которое заинтересовано в экономическом и производственном развитии. Это невозможно без осуществления частных инвестиций. Именно с этим принципом связана работа норм инвестиционного законодательства о государственной регистрации инвестиционных предложений: выпуск ценных бумаг, лицензирование работы профессиональных участников и др.

    Добросовестность и недопустимость в процессе злоупотребления гражданскими правами по своей концепции в большей степени совпадают по своему содержанию. Это обусловлено тем, что законодатель опирается на презумпцию добросовестности, разумности деятельности участников гражданского оборота. В качестве иллюстрации реализации принципа недопустимости злоупотребления гражданскими правами выступает норма, включенная в ФЗ «Об акционерных обществах». Она устанавливает правило, что решения общего собрания АО признаются недействительными только тогда, когда кроме фактов нарушения закона акционер доказывает, что посредством подобного решения нарушаются и его интересы. Это исключает удовлетворение исков, которые подаются для остановки работы АО.

    Если рассмотреть реализацию принципа восстановительного характера гражданско-правовой ответственности в области инвестирования, то в качестве примера здесь могут выступать нормы 835 статьи ГК РФ, 26 статьи ФЗ «О рынке ценных бумаг» и др. Судебную защиту нарушенных прав участников инвестирования осуществляют ряд нормативных актов, в число которых необходимо включить закон об акционерных обществах, о защите прав инвесторов.

    Очевидным является то, что инвестиционные конструкции, закрепляемые в отечественном законодательстве, полностью работают именно в рамках гражданско-правовых начал. Это подтверждает анализ действующего инвестиционного законодательства и практика его использования. Если говорить об основных началах инвестиционного законодательства, включая инвестиционные конструкции гражданско-правовых норм, необходимо подчеркнуть, что именно они определяют сущность, смысл и содержание; обеспечивают работу данных конструкций, используя механизмы и правовые средства, которые характерны для гражданского права.

    Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Средняя оценка статьи
    4,1 из 5 (5 голосов)