Мы помогаем студентам с дипломными, курсовыми, контрольными Узнать стоимость

Начало объединения вокруг Москвы русских земель

    Предпосылки и условия объединения русских земель

    На стыке XIII – XIV веков, в России начал формироваться новый политический строй. Киев больше не обладал статусом политического центра, а установленным фактом стало то, что столица была перенесена во Владимир.

    Вместе с тем, Владимирское княжество приобретало номинальное значение. Князья, которые были заняты оспариванием друг с другом великокняжеского ярлыка, предпочитали в качестве опоры выбирать княжества, доставшиеся им по наследству, а также упрочивать их положение, совместно с реализацией расширения. 

    На западных территориях было образовано Великое княжество Литовское, а ореол его влияния начал распространяться на русский юго-запад. Исключительно Смоленские и Черниговские княжества подчинялись влиянию Владимирского княжества, однако политический уклад и этих князей постепенно попадал под влияние «литовского» фактора. Так, князья Владимирские, обладали властью над Новгородскими и Рязанскими землями, а Владимиро-Суздальское княжество больше не подчинялось их влиянию. 

    Начиная с XIV века, политическая ситуация Северо-Восточных территорий Руси находилось в условиях доминирования княжеств, расположенных на окраинах, среди которых: Тверское, Рязанское, Московское и княжество Нижнего Новгорода. Постепенно упразднялись такая форма княжеского взаимодействия, как добровольный союз князей.

    Начал преобладать монархический строй, который выражался в выдвижении на первый план одного лидера с авторитарными замашками, вокруг которого, в свою очередь, происходило объединение подданных-феодалов. К числу последних также принято относить потомков удельных князей, которые были вынуждены поступить на службу к роду Рюриковичей, которые обладали большим могуществом и удачливостью. 

    Замечание 1

    Несмотря на то, что в тот период процветала разорительная борьба между князьями за великокняжеские титулы, что также усугублялось набегами орды, в стране постепенно преодолевались последствия нашествия. В городах постепенно налаживалась мирная жизнь, были распаханы новые территории. Применительно к тому периоду, исследователями выделяется увеличение феодальных землевладений.

    В уделах увеличивались территории мелких и крупных феодалов. Применительно к феодалам следует выделять две их категории: высшая – представленная боярами и низшая – которая представлена вольными слугами. У обеих категорий имелись широкие иммунитетные права, при этом, они реализовывали суды над населением в собственных селах.

    Несмотря на это, в конце XIV века, в усилившейся княжеской власти были отмечены наступления на вотчиннические права. На начальных этапах, произошел переход судов по делам об убийствах («душегубстве») в рамки ведения удельных князей, затем, постепенно к ним перешло и ведение дел о татьбе (кражах) и разбое. 

    Совместно с вольными слугами и боярами, на княжеских территориях начали появляться новый вид титулов – дворские слуги, которые занимались управлением княжескими хозяйствами и имели много общего с так называемыми «милостниками». За результаты своей службы они получали от князей право пользования небольшими земельными участками. Принято считать, что именно эти формы землевладения феодалов стали основой для развития поместной системы. 

    Несмотря на то, что рост феодальных землевладений постоянно увеличивался, села, находившиеся под княжескими, боярскими, владычьими и монастырскими видами влияния, совместно с деревнями, в значительной мере окружались большим количеством поселений, являющимися местом жительства для свободных общинников.

    Во второй половине XV века, на Северо-Восточных территориях Руси преобладающими видами были черносошные крестьяне. В их обязанности входила выплата налогов, совместно с выполнением различных повинностей для нужд удельных князей. 

    Замечание 2

    «Черная земля» выступала в качестве резерва для разрастающихся феодальных территорий. В отличие от неосвоенных и пустых территорий, они тщательно обрабатывались и выступали в качестве мест постоянного обитания для некоторых категорий граждан, что порождало заинтересованность вольных слуг и бояр в том, чтобы стать их владельцами. 

    В период XIV – XV веков, степень эксплуатации крестьянского труда был относительно низким: феодалы, как правило, ограничивались получением тех категорий сельскохозяйственного урожая, который был в состоянии потреблять. Исходя из этого, натуральный оброк выступал в качестве основного вида феодальной ренты. Рента в виде отработок являлась лишь формой некоторой повинности.

    Пашенные работы являлись специфической обязанностью для «детенышей монастырей», поскольку при монастырях холопы не содержались. 

    Необходимо удерживать во внимании и то, что в качестве препятствия расцвета феодальных рент выступали традиционные уклады аграрного типа общества. Размер феодальной ренты как правило определяли «стариной». Например, согласно содержанию Уставной грамоты митрополита Киприана, изданной в 1391 году, крестьяне, реализуя протесты против введения нового налогообложения апеллировали к обычаям старины.

    Вместе с тем, всеми сторонами – и митрополитом, и крестьянами, и монастырскими старцами подобные аргументы воспринимались в качестве бесспорных. Не случайным являлось и то, что «старина» выступала в качестве одного из принципов правосознания средневековья, и, изменения в этой системе как правило стремились замаскировывать путем возрождения «нарушенных» обычаев. 

    Низкий уровень эксплуатации также был обусловлен тем, что феодалы были заинтересованы в сохранении у себя как можно большего количества «рабочих рук», поскольку в качестве одной из форм протеста крестьяне выбирали переход на новое место с целью поиска более оптимальных для себя условий труда и жизнедеятельности. Согласно междукняжеским соглашениям предусматривалась выдача крестьян, которые уходили в чужие княжества. Вместе с тем, в ситуации удельной старины, выполнение этих норм как правило встречало большие препятствия. 

    Например, благодаря восстановлению экономики страны численность городского населения увеличивалась, а ремесло получало активное развитие. Многие ремесленники трудились на рынок, без ориентации на личные заказы. Несмотря на это, численность городского населения составляла лишь малую часть от всех жителей страны, а товарные отношения являлись больше эпизодическим паттернами.

    Попытки ученых рассматривать процессы объединения в качестве причин увеличения численности городов, как это происходило в Западных странах, не увенчались успехом. Качественные перемены в политической и экономической сферах городской жизни не были очевидными, вместе с тем, необходимо также принимать во внимание и то, что в те периоды отмечалась весьма скудная база источников, которой могли распоряжаться историки. Пробелы в информации являются настолько обширными, что это выступает в качестве причины для отказа от реализации любого рода обобщений. 

    Исследования объединения русских земель вокруг Москвы

    Исторические паттерны, которые начались на территории Северо-Восточной Руси в XIV веке выступали в качестве основания для исследователей к обсуждению нового исторического этапа для Российской истории, а именно – установление государства Русского. Вопросы становления Русского государства являются ключевыми в рамках исторического знания. В различных исторических направлениях и школах предлагаются собственные подходы и стратегии в решении представленной проблемы, которая является важнейшей. 

    Исследователем В. Н. Татищевым, который отталкивался от теорий естественных форм добровольных договоров и права, формирование Русского государства рассматривалось исключительно в тесной связи с самодержавной историей. В данной, присущей всем дворянским историкам тенденции, процессы развития единой государственной формы рассматривались также и П. М. Карамзины.

    В его понимании, формирование единого Русского государства является результатом действий князей и царя, в числе которых он особенно выделял Ивана III, ставя его примером осторожного и дальновидного политического деятеля.

    Согласно мнению Карамзина, восстановление Русской государственности является заслугой принципа монархии, который является единственным способом преодолеть губительное центробежное движение удельных эпох. В связи с этим, им отдельно выделялись благоприятные влияния владычества орды, которое в значительной мере облегчило монархическое воссоздание. 

    Замечание 3

    Исследователей XIX века уже перестала устраивать излишняя прямолинейность, которая была присуща историкам дворянской школы, которыми, в свою очередь, вопросы становления государственности были сведены к определенному итогу в культурном и этническом развитии общества. В качестве стержня их рассуждений выступала теория торжества принципов государственности, которые выступали заменой началу вотчины.

    Таким образом, в качестве исходной точки отсчета в процессе создания государства они определяли не Древнюю Русь, как было принято считать в историографии дворянства, а Московскую Русь. В свою очередь, сущность содержания исторических процессов сводилась к противоборству определенных общественно-политических структур.

    Особенно ярко представленную гипотезу в своих трудах раскрывал С. М. Соловьев, так как именно благодаря его взглядам, данный паттерн приобрел научную полноту и историческую аргументацию, а он, в свою очередь, обращался к внутренним истокам процессов органичного развития системы российской государственности. 

    В. О. Ключевским, а также его последователями, данная схема была дополнена рассмотрением процессов, происходящих в социально-экономической области, куда была также отнесена и тематика значения общественных институтов и общественных классов. Согласно позиции В. О. Ключевского, Русское государство переросло «удельные порядки» и «княжеские вотчины», которые являлись потомками Даниила Московского.

    Вместе с тем, в работах знаменитого историка подчеркивалось отсутствие желания доподлинно разбираться в вопросах, поскольку они действовали по принципу «беззастенчивых хищников». Корыстные интересы московского правления совпадали с «нуждами», которые формировались в системе великорусской народности, а именно – с ее стремлениями быть свободной и независимой. 

    Благодаря жестким установкам, усилия советских историков-исследователей в значительной степени были ограничены, поскольку их работа определялась доминирующей тематикой и подходам изучения необходимой проблемы. Вместе с тем, несправедливым будет и перечеркнуть весь пласт той работы, которая выполнялась советскими историками.

    Их труды содержат большие пласты информации о вопросах социально-экономических укладов в развитии, совместно с историей феодального права и специфике землевладения, что, в свою очередь, является базой для основательных размышлений на тему предпосылок в создании целостного государства.

    Замечание 4

    Большое внимание было уделено рассмотрению вклада большого числа социальных институтов в формировании Русского государства. Вместе с тем, непосредственный процесс формирования был подчинен ужесточенной схеме классовой борьбы, которая оборачивается многим упрощениям, совместно с отсутствием политических и духовных компонентов.

    В рамках современных исследовательских работ, отмечается необходимость к трансформации отмеченных недостатков. Более тщательно принято осмысливать вклад русских исследователей XIX – начала XX века, совместно с вкладом историков, которые выступали в качестве эмигрантов для достижения американской и западноевропейской русистики. 

    К периоду 70-х годов XIII века, территория ранее целостного Владимиро-Суздальского княжества была разбита на 14-ть княжеств, в качестве наиболее значительных из которых можно выделить Городецкое (совместно с Нижним Новгородом), Суздальское, Ярославское, Ростовское, Тверское и Переяславское. Смоленские земли подверглись распаду на еще более мелкие области, среди которых: Вяземская, Можайская, Ржевская и прочие.

    На территориях Чернигово-Северских землях, а также в верховьях Оки было образовано большое количество «верховских княжеств», среди которых: Тарусское (из которого впоследствии было выделено Оболенское), Козельское, Мосальское, Трубчевское и прочие. Естественно, что в утвердившейся системе наследования было предопределено возникновение новых уделов и в будущем – XIV веке.

    Так, Тверское княжество было разделено на Кашинский и Микулинский удел, Московское – на Боровский, Серпуховский и прочие, а Рязанское – на Пронский. Наиболее сильным княжествам (Московскому, Тверскому, Суздальско-Нижегородскому, Рязанскому) начиная с XIV века присваивался статус «великих», а их князьям, без привязки к наличию у них великокняжеских ярлыков – великих князей. 

    Эти великие князья в последствии становились лидерами в своеобразных княжеских союзах на территориях своих земель, а также выступали в качестве арбитров в спорных ситуациях, возникающих у удельных князей, также они взаимодействовали с Ордой и зачастую выступали в качестве самостоятельных единиц в созыве и предоставлении в Сарае «ордынских выходов».

    Они выступали в качестве «братьев старейших» для удельных князей (родственные связи было принято указывать исключительно в рамках феодального иерархического строя, поскольку дядя вполне мог выступать в качестве «молодшего брата» своему племяннику. 

    В качестве лидера в иерархической феодальной системе на Северо-Восточных землях Руси выступал великий князь Владимирский. В качестве основных претендентов к великому столу в XIV веке выступали московские и тверские князья, а впоследствии также и суздальско-нижегородские. Именно среди них возникли споры за обладание великокняжеского ярлыка. 

    Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Средняя оценка статьи
    4,9 из 5 (12 голосов)